Механизм возникновения инфекционных болезней

Механизм возникновения инфекционных болезней

До середины 19 века у медиков не было единого мнения о механизме возникновения инфекционных заболеваний. Сторонники традиционных взглядов придерживались точки зрения, что болезни связаны с нарушениями равновесия жидкостей в организме. Другая группа ученых предполагала, что заболевания связаны с попаданием в организм не видимых глазу микроорганизмов.

Сторонников новых взглядов возглавлял Луи Пастер, который шел собственным оригинальным путем. В 1854 году ученый занимал пост профессора химии в Лилле. Главное направление деятельности университета было направлено на оказание практической помощи промышленности города.

Сам Пастер занимался практическим изучением брожения, которое было весьма важно для местных виноделов. В процессе изучения профессор пришел к выводу, что брожение обусловлено воздействием на виноградный сок микроорганизмов, которые в качестве пищи используют содержащийся в соке сахар. Спирт, по мнению ученого, являлся побочным продуктом их жизнедеятельности. Специалисту стало понятно, что брожение есть процесс биохимический, а не просто химический как раньше считалось, и он невозможен без наличия микроорганизмов, в частности дрожжей.

Еще одним важным открытием, совершенным для виноделов Луи Пастером было обнаружение, что нагревание резко увеличивает срок хранения вина. Это послужило основой пастеризации и привлекло новые деньги в университет от местных дельцов. Сам ученый объяснял увеличение срока хранения жидкости тем, что при воздействии повышенной температуры находящиеся в вине микроорганизмы погибают, и процесс брожения (который привел бы к появлению уксуса) вовремя прекращается.

Пастер пошел дальше и осознал, что именно микроорганизмами вызываются многие нежелательные процессы в человеческом теле. В 1865 году во Франции разразилась эпидемия среди шелковичных червей. Шелковая промышленность несла огромные убытки, за помощью фабриканты обратились к Луи Пастеру. Профессору удалось обнаружить паразитов (видимых только в сильные микроскопы), которые поражали самих шелковичных червей и загрязняли листья тута.

После размышлений Пастер пришел к выводу, что единственный вариант спасти шелковую промышленность страны, это уничтожение всех зараженных особей и тутовых деревьев. Для промышленности следовало взять новые партии здоровых шелковичных червей и их выкорм производить исключительно незараженной пищей. Условия были тяжелые, но промышленники подчинились. Время показало справедливость ученого. Пастер понял, что верно для одного, будет справедливо и для другого. Он осознал, что болезни могут передаваться не только между червями, но и между людьми — при поцелуях, кашле, чихании, зараженной пище.

А в это время в столице Австро-Венгерской империи успешно трудился врач венгерского происхождения Игнац Филипп Земмельвейс. Не будучи знаком с учением Пастера о микроорганизмах, венгр обратил внимание на высокую смертность рожениц в венских родильных клиниках. Это было тем более удивительно, если учесть, что смертность дам рожавших дома была незначительно, хоть им в родах помогали необразованные повивальные бабки.

Земмельвейс предположил, что в высокой смертности в клиниках повинны медики и студенты, приходившие в палаты прямо после аутопсии и исследования тел погибших людей даже не вымыв руки.

Земмельвейс потребовал, чтобы коллеги в обязательном порядке перед посещением рожениц мыли руки, после этого количество заболевших и летальных исходов резко сократилось. Но австрийские врачи возмутились самоуправству какого-то венгра и добились его отставки. Спокойствие вернулось в столичные клиники вместе с резко выросшей смертностью. Смерть Земмельвейса не дала ему дождаться признания.

А Луи Пастер успел сказать свое слово во время Франко-Прусской войны. Ему удалось убедить медиков перед операцией не только мыть руки, но и кипятить хирургические инструменты, а также держать бинты над паром. Многие солдаты своей жизнью оказались обязаны лилльскому профессору.

Пастер начал изучать холеру у домашней птицы. Практически случайно он обнаружил, что если колонию микроорганизмов долго выдерживать, то ее вирулентность резко уменьшается. Он попробовал использовать ослабленные микроорганизмы для вакцинации, и это блестяще удалось, подтвердив все положения Пастера. Затем последовали создание французом вакцин против сибирской язвы и бешенства, которые принесли Пастеру мировую славу и полностью подтвердили его инфекционную теорию.

Ну а работы Роберта Коха и Джозефа Листера в области инфекционных заболеваний окончательно убедили колеблющихся. Микробная теория инфекционных болезней получила всеобщее признание.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины
Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: